Фестиваль Варарохи прабху с 6-15 июня 2016

Воспоминания преданных

Сарвамангала прабху

Варароха прабху не просто опередил события. Тогда он говорил о предметах, которые только сейчас стали обсуждаться очень подробно. Например, забота о преданных. Он был глубоко убежден, что это естественно, что так и должно происходить. Ему не нужно было для этого говорить о какой-то сложной системе опекунства, кураторства… Он не подчинялся в этом никакой системе — это было его дыхание. Он был способен жертвовать даже своим духовным комфортом ради других.
Во время, когда начался «бхакта-програм», алтарная была полностью забита книгами под потолок. В коридорчике перед кухней было немного места, что бы сидеть. Варароха прабху предложил всем свое служение (в то время в ашраме жило человек тридцать). Он сказал:

«У нас будет бхакта-програм, и после занятий я буду сидеть здесь, и если у кого-то есть какие-то трудности или личные вопросы — подходите, мы с вами поговорим».

Он говорил это заглядывая в глаза каждому человеку. И он не преувеличивал, потому что был готов потратить времени столько, сколько это требовало. Это было именно так, он был полностью в распоряжении преданных. Это было сознание, которое он принес в нашу ятру. Можно сравнить с облаком пыли, поднятым проезжающим автомобилем. Пыль постепенно садится, но как только автомобиль проехал она заполняет все пространство.

Его садхана была непоколебима. Когда везде был какой-то шум, все что-то рассказывали друг другу, он отворачивался лицом к стене, одевал в уши беруши, брал маленький фонарик, которым он светил на книгу, и он читал эту книгу, отвернувшись лицом к стене. И при всей его такой строгости и непоколебимости, он также понимал, что вовлекать в процесс санкиртаны новых людей — это его миссия. Эти новые люди, которые попадали в его группу санкиртаны, это были сантехники, шахтеры… И через месяц марафона в сводках санкиртаны можно было видеть их № 5, № 6 по СССР… Это было уму не постижимо. Своим осознанием он мог заражать бесконечное количество людей.

Я хорошо помню одну харинаму. Мы приехали в Макеевку к автовокзалу, и выстроились под стенкой. Я был одет в спортивный костюм, потому что я был около двух недель с преданными… ни веры, ни понимания. Я думал:

Быстрей бы кто-нибудь говорил о философии, потому что когда мы говорим о философии, это единственное, что придает нам хоть какой-то вес в глазах этих людей, иначе они смотрят, и они убеждены что это какие-то зазомбированные, не понимающие, что они делают люди.

И вот мы выстроились как на расстрел, перед нами стояла аудитория человек из ста наверно… и это все были какие-то агрессивно настроенные люди, а впереди стояли самые агрессивные. Они кричали, подталкивая других кричать им в унисон… на их лицах был оскал такой… им не нравилось все: как мы выглядим, что мы делаем. Их не интересовало вообще ничего. Я чувствовал себя как декабрист перед расстрелом. В одну секунду вперед вышел Варароха прабху с караталами в руках (небыло даже микрофона) и запел: «Харе Кришна Харе Кришна…». Он делал несколько шагов навстречу этой аудитории, вовлекая их в танец. Он подходил к ним и звал их, чуть ли не хватая их за руки, вытаскивая их. Они начали отшучиваясь улыбаться. Их оскал сменился на улыбку, оглядываясь по сторонам они начали улыбаться друг другу. Через 15 минут они начали прихлопывать, через 40 минут это превратилось в хоровод, в котором танцевали все эти еще недавно агрессивные люди, а Варароха стоял, как на видео можно видеть Прабхупаду, который смотрит и наслаждается всем этим зрелищем танцующих преданных. Еще несколько десятков стало воспевать. Он искренне радовался этому.

Кришна соприкоснул нас с человеком, о котором Ниранджана Свами Махарадж сказал (это он сказал на квартире на Тренева, наверно 93 год.), что среди вас появится человек, который достигнет вершин сознания Кришны. И наше служение в том, чтобы мы помнили, чтили таких преданных. Присылая уполномоченных преданных, Господь хочет нас чему-то научить.