22 января 2018 — день явления Вишнуприи Деви

Вишнуприя Деви

 

Верховный Господь Вишну обладает тремя различными шакти: Шри, Бху и Нила. Шри Вишнуприя – это внутренняя энергия, Бху-шакти. В Гаура-лиле она помогает Господу Шри Чайтанье Махапрабху в Его миссии распространения Святого Имени Кришны.

В Навадвипа-дхаме жил брахман по имени Санатана Мишра, который был очень возвышенным преданным Господа Вишну. Он вел благочестивую и благородную жизнь, часто кормил, одевал и давал приют многим людям. Также его знали как царя пандитов. В действительности, в Двапара-югу он был царем Сатраджитом. Благодаря его чистой преданности Господу, он был благословлен красивой дочерью, обладавшей обилием хороших качеств.

С самого детства Вишнуприя ежедневно трижды омывалась в Ганге. Она верно служила своим родителям, следовала принципам священных псаний, совершала пуджу, арчану, ухаживала за Туласи, давала различные обеты, дарующие благочестие.

Каждый день, идя на Гангу, Вишнуприя с большим смирением приносила поклоны стопам Матушки Шачи. Заметив ее скромность и красоту, Шачи-мата благословила ее: «Пусть Кришна пошлет тебе хорошего мужа». С того дня она начала думать о Вишнуприе, как о хорошей невесте для Нимая. Вскоре Шачи-деви разузнала, что девушку зовут Вишнуприя и она была дочерью Санатаны Мишры, почтенного пандита Навадвипы.

В это время, первая жена Господа, Лакшмиприя, оставила тело и вернулась в духовную обитель. Сначала сердце Шачи терзала несносная боль, но спустя какое-то время, она стало одержимой желанием счастья для своего сына. Когда она поняла, что Шри Гаурасундар не возражает против женитьбы, то стала делать предварительные приготовления. Она послала слугу в дом Кашинатхи Пандита, свахи, чтобы назначить день встречи. Встретившись с Кашинатхой Пандитом, она сообщила ему о своем предположении, что Нимай Пандит и Вишнуприя Деви подходят друг другу, сказав: «Поговори с Раджа-пандитом. Если он захочет, то может предложить руку своей дочери Нимаю». Когда сваха узнал об этих планах, то преисполнился радости и энтузиазма сделать все как можно скорее. Он тот час же пошел в дом Санатаны Мишры, воспевая Святое Имя Хари в ликовании.

В соответствии с кастами, Санатана Мишра занимал высшую социальную позицию, и мог не согласиться на свадьбу. Шачи предполагала такой исход событий, поскольку Нимай Пандит был сыном бедного брахмана и Его принимали за чудака.

Когда Шачимата сообщила о своем предложении свахе, он очень обрадовался. На ее сомнения по поводу того примет Санатана Мишра эту идею, или нет, он ответил: «Тхакурани! Если Санатана Мишра не выдаст свою дочь замуж за Нимая Пандита, то тогда за кого еще?»

Тем временем, Санатана Мишра хранил надежду, что Вишнуприя выйдет замуж за Нимая Пандита. Долгое время он думал, что это наилучшее сочетание. Когда же Санатана Мишра понял, что дочь пора выдавать замуж, то стал присматривать ей подходящего жениха. После наблюдений он пришел к выводу, что лишь Нимай Пандит является таковым. И возраст Его был как раз тот. Это был единственный выбор Санатаны Мишры. Он думал, что если такое сочетание случится, то это будет величайшей удачей для него. Санатана Мишра молился Хари: «О Господь! Если у меня есть какое-то благочестие, как результат моих прошлых рождений, пусть же Нимай и Вишнуприя женятся».

Однажды, когда брахман с женой говорили о замужестве дочери, пришел Кашинатх Пандит, сваха, которого послала Шачи-деви. Санатана Мишра усадил его на почетное место и предложил стакан сладкой воды. Он подумал, что это какой-то знак, скорее всего, его молитвы были услышаны. Санатана Мишра спросил: «С чем пожаловал, дорогой Пандит?» Тот улыбнулся и поведал о планах Шачи-маты женить Нимая Пандита на Вишнуприе-деви.

Об этом говорится в «Чайтанья-бхагавате»:

Кашинатх Пандит сказал: «Тебе следует выдать свою смиренную и целомудренную дочь замуж за Вишвамбхару Пандита. Вишнуприя и Нимай – самая подходящая пара. Это будет брак, заключенный на небесах, подобно браку Рукмини-деви и Шри Кришны».

При звуке этих слов сердца Санатаны Мишры и его жены были похищены счастьем. Верховный Господь в форме Сверхдуши, пребывающий в их сердцах, знал об их сокровенном желании выдать дочь замуж за Нимая Пандита, и исполнил его.

Санатана Мишра спросил: «О, Кашинатх Пандит, почему же ты так считаешь?» Кашинатх Пандит рассказал о предложении Шачи-деви и добавил, что эта свадьба принесет удачу не только его дочери, но и всей семье. Радостный Санатана Мишра сообщил об их согласии всем родственникам и друзьям. «Свадьба должна состояться немедленно» – твердили они. Санатана Мишра сказал Кашинатхе Пандиту: «Я отдам свою дочь замуж за Нимая. Это будет благом для всей нашей семьи. Отправляйся к ним и передай мои слова».

Кашинатх Пандит с большой радостью поведал Шачи-деви о своей встрече, на что она сказала: «Я сделала все, что в моих силах. Все остальное зависит от Шри Хари. Все в руках Провидения».

До этого момента Нимай ничего не знал о происходящем. Но когда все было улажено, Он не возразил. Жители Навадвипы, услыхав о скорой женитьбе Нимая Пандита, преисполнились счастьем.

Друзья семьи и ученики Нимая хотели что-то пожертвовать на подготовку торжества, но богатый землевладелец Буддхиманта Кхан заявил, что сам возьмет на себя все затраты.

Мукунда Санджая, в алтарной которого Нимай Пандит проводил занятия, сказал: «Послушай, друг и брат, зачем тебе платить за все самому? Позволь и нам поучаствовать в этом». Но Буддхиманта Кхан ответил: «Мой брат, эта свадьба не должна быть проведена в стиле бедных брахманов. Она должна быть царской. Не следует экономить». Ученики Нимая Пандита согласились с этим и сделали все, чтобы свадьба выглядела пышно и торжественно.

Были выбраны благоприятные день и время для начала церемонии. Все в Навадвипе только и говорили о предстоящей свадьбе. Был растянут огромнейший навес, оградой которому послужили деревья. Нимай Пандин и Его новая невеста выглядели великолепно. Одетые в прекрасные одежды, украшенные традиционными свадебными узорами, они сияли подобно лишенной всяких пятен и дающей урожай Луне. Храм тоже был красиво украшен: на земле высыпаны рисунки из разноцветного рисового порошка, что символизировали благоприятные знаки, а свежие листья деревьев создавали праздничную атмосферу. Были также украшения из горшков, наполненных свежей водой, листьями манго, зажженными масляными светильниками, необрушенным рисом, горшков, наполненных йогуртом и другими несущими благо вещами.

И жители Навадвипы, и жители из соседних деревень, все пришли посмотреть на чудесное событие. Все были приглашены. Поэты воспевали славу счастливой паре. Друзья и доброжелатели Шачи-деви поздравляли ее, желая всего наилучшего Нимаю и Вишнуприе.

Когда взошла Луна, музыканты взялись за мриданги, санаи, большие барабаны, цимбалы, и все вместе начали играть красивую мелодию. Опытные поэты постоянно прославляли пару, все выглядело особенно. После поклонения Господу Вишну, предложения бхоги и церемонии арати, был проведен свадебный обряд.

Во время праздника никто не мог отвести глаз от Божественной пары. Нимай похитил сердца всех присутствующих женщин, но благодаря чистоте их сердец, ни одна не чувствовала зависти или ревности по отношению к Вишнуприе. На женской половине дома восторженные крики звучали особенно громко. Кто-то имитировал павлинов, как по традиции на фестивалях делают индийские женщины, а другие трубили в раковины.

Все присутствующие вайшнавы воспевали славу Господу Хари. Один из брахманов сел посредине, а все остальные окружили его. Они с большим энтузиазмом цитировали ведические гимны. На свадьбе Господа все тонули в океане счастья. А кто не попал в океан счастья, купался в океане блаженства.

В качестве подарков гостям были подготовлены сладкая вода и орехи бетеля. Преданные и брахманы подходили по очереди, а Господь умащал их лоб сандаловой пастой, одевал пахучие гирлянды из экзотических цветов и дарил коробочки с орехами бетеля. Невозможно было сосчитать всех брахманов. Некоторые из них, будучи немного жадными, становились в очередь во второй раз, чтобы опять получить подарки. И Господь Гауранга по несколько раз одаривал одних и тех же брахманов. Горы гирлянд, сандаловой пасты и орехов бетеля были нескончаемы. Этого чуда никто не мог понять. Всех подарков хватило бы на целых пять свадеб. Потом и гости предложили Господу и Вишнуприе-деви свои дары. Таким образом, Надия погрузилась в океан блаженства.

Все говорили: «Эта очистительная церемония достойна величайшего прославления. Мы не видали ничего подобного». Никто не давал так искренне и так много милостыни брахманам. Восторженный Санатана Мишра, Раджа-пандит, вместе со своими друзьями, родственниками и брахманами, привез множество благоприятных подарков. Он умастил маслом Господа под радостное пение имен Господа Хари всеми присутствующими.

Когда все пели и танцевали, Шри Гаурасундара совершил традиционные обряды, поклонение Вишну и предкам. Глиняные горшки, наполненные водой, необрушенным рисом, йогуртом, светильниками, веточками манго, украшали задний двор. Все это создавало благоприятную атмосферу. Шачи-деви, вместе с местными женщинами, провели поклонение Ганге и Богине Шаштхи. По возвращению домой, она одарила местных женщин рисом, гхи, бетелем и киноварью. Благодаря мистической силе Господа, она могла раздавать подарки в неограниченных количествах. Все женщины купались в гхи, рисе, киновари, их желания были исполнены, а умы – удовлетворены.

Родители Вишнуприи также купались в океане восторга. Тем временем, Шри Гаурасундара завершил предписанные шастрами обряды, и с легкой улыбкой присел на некоторое время.

Гаурасундар удовлетворил брахманов, раздав им в пожертвование много достатка. Он смиренно дал им продукты для приготовления пищи, одежды, почитая каждого в соответствии с его статусом. После этого брахманы разошлись по домам на обед. Исполнив свои обрядовые обязанности, Санатана Мишра вернулся домой, чтобы подготовиться к приходу Господа.

День клонился к вечеру, преданные и благожелатели с удовольствием наряжали Господа. Они умастили Его тело сандаловой пастой и ароматными маслами, нарисовали на лбу Луну. Они дали красивые одежды, подвели черной краской Его лотосные глаза, надели на Него тиару и повесили гирлянды. Далее они привязали необрушенный рис, траву куша и тоненькую нить к Его руке, дав в руки зеркало и лист подорожника. Его уши украшали золотые серьги, а предплечья – браслеты и золотые цепочки. Украсив Господа, преданные пришли в восторг.

Когда солнце начало садиться, все решили пойти в дом невесты. Буддхиманта Кхан, подготовил паланкин. Повсюду раздавалось пение ведических гимнов брахманами, и песен поэтами. Шри Гаурасундара, после получения свадебных подарков для жениха и невесты, выразил почтение матери, брахманам и Своему Гуру, склоняясь к их стопам.

Далее Он сел на паланкин и направился к Ганге под счастливые возгласы. Омывшись в Ганге и выразив ей почтения, Он опять сел на паланкин под пение особых молитв, которые разносились по всем направлениям и славили Господа.

Сам парад выглядел поразительно: горели тысячи факелов, звенела музыка, певцы танцоры показывали свое мастерство. За паланкином рядами шли солдаты Буддхиманта Кхана, носильщики и все его слуги. За ними – знаменосцы, на флагах которых были изображены чудесные эмблемы. После них – клоуны, тумблеры, фокусники, танцевальные актеры. Музыканты играли на различных барабанах, мридангах, кхолах, паташах, флейтах, тарелках варанга, трубили в раковины и рога. Сотни тысяч детей танцевали в этом шествии, а Шри Гаурасундара улыбался. Не только дети вели себя как дети, но старые и мудрые также принялись танцевать, как ликующие павлины. Парад в течение некоторого времени простоял на берегу Ганги, после поклонения которой начался обход Навадвипы. Далее преданные направились в дом Санатаны Мишры, где Вишнуприя-деви с нетерпением ждала встречи с ее новым мужем.

К концу сумерек Нимай Пандит с огромной толпой пришел в дом своей невесты. Видя поразительное и громкое шествие, все вокруг замерли от восторга. «Такая пышность превосходит даже богатства царя небес или Господа Вайкунтхи», говорили они. «Никогда прежде мы не видели такого великолепия! Какое богатство!» Несчастные брахманы, которые не смогли выдать замуж своих дочерей Нимая Пандита, сокрушались, что упустили редчайшую возможность, которая приходит всего один раз в течение множества жизней.

С триумфальными криками радости, они достигли дома Санатаны Мишра. Музыканты, соревнуясь друг с другом в ловкости и темпе, играли все быстрее и быстрее. Раджа-пандит, Шри Санатана Мишра, вышел вперед, чтобы пориветствовать Господа. Он взял Его за руку, помогая сойти с паланкина, провел в свадебный зал и усадил на почетное место. Он постарался организовать пышное торжество и был вне себя от радости, принимая Нимая Пандита в своем доме. Усадив Господа, он тоже сел, чтобы встречать гостей. Затем Санатана Мишра предложил Господу воду для омовения стоп и ароматную жидкость для полоскания рта. Потом в знак приветствия, подарил Ему прекрасные одежды и украшения.

Жена Санатаны Мишры, вместе с присутствующими женщинами, одела на голову Господа сплетенный венок из свежих рисовых стеблей и травинок куша, провела арати, предлагая Ему лампадку из семи фитилей, цитируя ведические гимны, потом осыпала Господа рисом и протрубила в раковину. После этого в свадебный зал на паланкине прибыла Шри Вишнуприя-деви, воплощение самой Лакшми.

Говорится, что Нимай Пандит, в роскошных одеждах, затмил даже самого Купидона. Перед преданными, брахманами и гостями появилась Верховная Богиня удачи, Вишнуприя, одетая в шелка и щедро украшенная драгоценными камнями, она была подобна ангелу, спустившемуся с небес. Ее сияние ослепляло глаза всех присутствующих.

Вишнуприя принесла поклоны стопам Господа и семь раз обошла вокруг Него. По традиции они должны были впервые посмотреть друг другу в глаза, но из-за естественной скромности, Вишнуприя-деви не могла взглянуть Господу в лицо. Но поскольку обряд должен быть совершен, преданные опустили завес вокруг жениха и невесты, чтобы они смогли обменяться взглядами. Так они восстановили свои вечные отношения, будучи вечно связанными друг с другом супружескими узами, подобно Лакшми-Нараяне.

В завершение, Вишнуприя-деви обменялась гирляндами с Гаурасундарой, и толпа бурно заревела в ликовании. Вишнуприя-деви сначала предложила гирлянду святым стопам Господа, что символизировало ее предание. После этого Господь взял гирлянду и одел ее на шею Вишнуприе. Далее Лакшми и Нараяна, (Вишнуприя-деви и Шри Гауранга) с большим восторгом начали бросать цветы друг в друга, а сверху, на небесах, все полубоги во главе с Брахмой незримо осыпали цветами божественную пару.

Все начали смеяться и шутить друг с другом. Господь улыбался, а Его улыбка принесла счастье сердцам всех присутствующих. Восторг толпы был подобен тысяче пылающих факелов. Все четыре направления были заполнены счастливыми возгласами.

Тогда Санатана Мишра с радостным сердцем отдал свою дочь Нимаю Пандиту. Он омыл стопы и рот, и провел обряд вручения Господу руки своей дочери. В качестве приданого он дал множество коров, земли и слуг. Все обряды завершило огненное жертвоприношение, после которого жениха и невесту сопроводили в их новое жилище в огромном доме Раджи-пандита, Санатаны Мишры. От этого дом Санатаны Мишры превратился в Вайкунтху.

Кому под силу описать чувства, которые переживал Санатана Мишра и его семья, когда выдавал свою любимую Вишнуприю-деви замуж за Нимая Пандита? Та же удача, что была дарована Джанаке Махараджу, когда он сыграл свадьбу Ситы и Рамы, или Бхишмаке, когда Рукмини стала женой Шри Кришны, сейчас проливным дождем оросила всю семью Санатаны Мишры.

На следующий день, Шри Гаурасундара, источник всех миров, совершил оставшиеся ритуалы, а в обеденное время Ему с женой нужно было возвращаться домой. В сопровождении радостных песен, музыки, танцев и под благословения брахманов, Шри Гаурасундара и Вишнуприя-деви, склонившись перед всеми, сели на паланкин.

Всю дорогу их славили громкими радостными криками. Все приходили в восхищение, видя Нимая и Вишнуприю. Некоторые женщины говорили: «Этой девушке необычайно повезло. Наверное, в прошлых жизнях она служила Камале и Парвати, раз обрела такого мужа». Другие говорили: «Они, должно быть, Сами Камала и Шри Хари». «Нет, они, безусловно, сами Рати и Камадева, бог и богиня любви». Вриндаван дас Тхакур пишет в «Чайтанья-бхагавате»: «Кто может измерить счастье жителей Навадвипы, созерцавших свадьбу Шри Гаурасундары и Вишнуприи-деви?»

Свадебный кортеж, осыпанный цветами, продолжал идти под ликование людей, песни, танцы, игру различных музыкальных инструментов, таких как мриданга, шенаи, караталы, баранга и дхак. Наконец, божественная пара прибыла в их новый дом. Матушка Шачи и близкие друзья ее семьи приняли Шри Вишнуприю-деви в дом, как собственную дочь. Когда Вишнуприя-деви и Шри Гаурасундара (Лакшми и Нараяна) вошли в дом, то ликующие крики заполнили всю вселенную.

Господь раздал всем пожертвования, удовлетворив каждого в соответствии с их положением. К поэтам Он обратился со сладкими речами, танцорам подарил прекрасные платья, а нищим дал деньги. Друзья и родственники восхищались Его щедрыми пожертвованиями. Он обнял Буддхиманта Кхана, оплатившего практически все торжество. Никто не может описать радость Буддхиманта Кхана, пребывающего в объятиях Господа.

Так, Вриндаван дас Тхакур описывает свадьбу Вишнуприи-деви и Гаурасундары. Тот, кто слышит описание этого свадебного фестиваля Господа с верой и любовью, обретет милость Шри Гауранги.

После описания свадьбы Вишнуприи-деви со Шри Гаурасундарой, Вриндаван дас Тхакур дальше практически не говорит о ее лилах. Он только упоминает, что когда Гауранга вернулся из Гайи, получив посвящение от Ишвары Пури, Вишнуприя почувствовала невероятное облегчение, будто-бы к ней вернулась жизнь. Он не описывает ее разлуку с Господом после принятия Им санньясы, из-за большой боли, переживаемой Вишнуприей.

Но Лочан дас Тхакур в «Чайтанья-мангале» рассказывает об играх, не упоминающихся больше нигде. Он повествует об удивительно трогательной беседе, состоявшейся вечером за день до принятия Господом санньясы между Господом Гаурангой и Вишнуприей-деви:

«Дрожащим от глубоких переживаний голосом, Вишнуприя сказала: «Скажи мне, О Прананатха (Повелитель моей жизни), правду говорят люди, что Ты намереваешься принять санньясу и оставить меня? Ведь если я не смогу видеть Тебя, будет лучше, если я выпью яда и так покончу со своей жизнью».

Шри Гаура Райя отвечал ей нежными, проникнутыми состраданием словами:

«Вишнуприя, для Меня ты так же дорога, как сама жизнь. Но нет повода для тревоги. Пожалуйста, послушай, что я тебе скажу, потому что это поможет тебе. Единственная истина в этом мире воплощена в Бхагаване и вайшнавах. Все остальное – это иллюзия. Отцы, матери, дети, взаимоотношения между мужчиной и женщиной также иллюзорны. Кришна – повелитель и истинный супруг человека. Не скорби, не беспокойся. Тебя зовут Вишнуприя. Поэтому осуществи истинное предназначение Вишнуприи и всегда думай о Кришне, пребывающем в твоем сердце».

«Тогда Гаурасундара явил ей Свою четырехрукую форму, которая помогла Вишнуприе раскрыть Его высшее положение, и помогла Вишнуприе избавиться от скорби и боли. Она почувствовала блаженство. Видение и наставления Махапрабху избавили ее от замешательства. Однако она продолжала считать Его своим мужем».

«В рыданиях, упав к стопам Господа Чайтаньи, она сказала: «Я умоляю Тебя принять мое смиренное предание. Ты – самый дорогой мой повелитель, Господь моей жизни и мое единственное сокровище. Без Тебя, лишенная возможности служения Тебе, я никто».

«Господь Гауранга в Своем уме обнял Вишнуприю и даровал ей Свою милость, произнеся следующие слова: «Я буду странствовать тут и там. Но куда бы ни пошел, Я буду всегда оставаться здесь».

«Осознав независимую природу Господа Гауры, Вишнуприя сказала: «Ты должен поступать так, как считаешь нужным, мой повелитель. Пусть Твоя божественная миссия будет исполнена беспрепятственно».

После того, как Шри Нимай Пандит покинул Навадвипу, Вишнуприя начала вести жизнь аскета и самоотверженного преданного. Она стала худой словно серп Луны перед наступлением амавасьи (новолуния). Следуя строгой садхане (духовной практике), после каждого прочитанного круга джапы она откладывала по одному рисовому зернышку, чтобы вечером приготовить этот рис, предложить его своему Божеству Махапрабху и затем принять прасад. В настроении разлуки она еще восемьдесят лет служила Божеству Дхамешвары Махапрабху. Это Божество находится сейчас в Навадвипе. Шриман Махапрабху принимает в этой форме поклонение и раздает безграничную милость.

 

Аудио: Радио Кришналока // Вайшнавские+святые